Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:23 

Сказка вторая "Подземный Шим тебе мамаша"

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
Таверна встретила Тайрена непривычной тишиной и пустотой. Посетителей не было, лишь только трактирщик протирал стаканы и кружки у небольшой деревянной стойки.

- Рановато ты сегодня, Лис. Или похмелье мучает? Плеснуть чего?

- Угу, смолы горячей, старый хрыч, - неслышно проворчал рыжеволосый эльф, а вслух добавил, - Плесни-ка мне чайку. Свежие мозги сегодня понадобятся.

Трактирщик удивленно вскинул брови, но чайник все же повесил на крюк над огнем.

- Мозги, говоришь? А они у тебя были хоть когда-нибудь? Что-то я не припомню. Вот смотрю я на тебя и не понимаю, то ли ты бродяга безродный, то ли принц беглый. За душой ни гроша, зато одет как крез, - старик отпускал колкости, не особо заботясь о том, что за них можно и поплатиться. За дверью в каморку всегда были начеку парочка крепких вышибал - не этому заморышу эльфийскому тягаться с ними.

- А тебе этого не понять никогда, образина смертная. Ну а если и принц беглый, так что из этого? Кому доносить побежишь? Или ты за меня выкуп стребовать хочешь? Так я на хрен никому не нужен, так что не надейся, - Тайрен вальяжно развалился на лавке в ожидании чая и откровенно хамил трактирщику.

На самом-то деле задиристому эльфу давно было наплевать на то, что и кто о нем думает. Он слишком давно привык к такому образу жизни, и его мало волновало происходящее вокруг. Конечно, можно было бы сейчас пойти домой, но дома чай кончился, да и дрова тоже, а заодно и деньги перестали начинаться. Нужно было искать работу, а чтобы искать работу, нужны свежие мозги, а не угар после вчерашнего разгула, а значит - нужен чай. Но на него нет денег.

«Ну и хрен с ним, трактирщик и в долг плеснет - не впервой, знает, что долги я отдаю», - изящный утонченный эльф слишком давно уже жил на Нейтральной и якшался со всяким сбродом вроде наемников, трактирщиков, продажных девок. Незаметно для себя самого он давно уже говорил не эльфийским высоким слогом, а ругался, как сапожник, чем повергал окружающих в состояние ступора: «Как, Светлый эльф и матом?»

***

- На ловца и зверь бежит, - проворчал себе под нос эльф, отхлебывая чай и наблюдая краем глаза за вошедшим в таверну коренастым пожилым оборотнем. Лис знал, что это за оборотень – то был всем известный (в узких кругах) Вербовщик. Тот самый Вербовщик, который давал работу таким как он, Тайрен, наемникам.

- Доброго утречка, уважаемый, - эльф расплылся в хитрющей улыбке и сейчас всем своим видом оправдывал прозвище.

- И тебе не хворать, лисья морда. Только какое же утро? День давно на дворе. Все не проспишься никак… эх, молодо-зелено, - саркастично подметил Вербовщик, хотя точно знал, что не годится вечно юному Тайрену даже в правнуки.

- Ой ли, так уж и день? Ну тебе-то, кто с петухами встаёт, может, и день, а мне как раз утро… Но ты кстати, как никогда. Работенки не подкинешь, а то я заскучал что-то, - эльф отпил еще чаю и пристально посмотрел на Вербовщика.

- Заскучал он, хех, небось опять на девок срамных всё просадил да на винище, знаю я твоё «заскучал». Ну да ладно, везучий ты сукин сын, есть для тебя работа, - оборотень махнул трактирщику рукой и присел напротив Лиса.

Эльф состроил из себя сплошное внимание и приготовился слушать очередное «пойди-туда-не-знаю¬-куда-и-принеси-то-н¬е-знаю-что», в котором его волновал только гонорар за работу.

- Весь ваш, отец родной – велите, будет сделано, - картинно раскланялся Тайрен.

- Всё бы тебе кривляться, вьюнош недоделанный. Ладно, дело такое, повадился в одной деревне человечьей какой-то некромансер могилы разворачивать да нежить поднимать. Ну, житья от него честным смертным нету. Помощи просят. Ну не задаром, конечно же – тысячу золотых сулят, - Вербовщик поморщился и почесал за ухом, - и откуда только у бедных, вечно нищих селян такие деньги? Оно видать, совсем их допек чернокнижник. Ну что, берёшься? – оборотень вопросительно посмотрел на эльфа.

- Берусь, спаситель ты мой. Расчётом ты владеешь или по месту расплатятся? – Лис скептически хмыкнул:

«Хех, ну некромансер так некромансер, и не с такими возились. Вряд ли дело стоящее, был бы он силен – не деревню бы мордовал. Плавали, знаем».

- Они и рассчитаются, а мой процент занесёшь, обычный, как и всегда.

- Ясен пень, занесу, куда ж я денусь? Мне с тобой ещё жить да жить, да детей наживать, -лукаво подмигнул Тайрен, отчего у Вербовщика лицо пошло пятнами:

- Чур меня, хулитель, детей с тобой общих, - оборотень осенил себя охранным знаком и встал из-за стола, оставляя эльфа допивать чай в одиночестве.

«Вот и работка сыскалась. Эх, а жизнь-то налаживается», - Лис поставил чашку и направился к двери.

***

Выйдя из таверны, находящейся на главной площади города, Тайрен отметил, что Вербовщик был прав: давно уже день-деньской, а не утро, как показалось эльфу с похмелья. Вокруг вовсю кипела городская жизнь. Сновали туда-сюда сорванцы-мальчишки всех рас и племен, кричали зазывалы-торговцы, нахваливая свой товар – рынок был рядом с площадью и его шум долетал сюда без каких-либо препятствий.

«Так, и что же день пришедший нам принес? Головную боль… нет, не это. Ах, да, к людишкам лучше прямо сейчас направиться, домой всё равно не за чем заходить – нету там ничего. Эх, поесть бы не мешало…»

- Эй, мамаша, угости пирожком, - Тайрен подмигнул лоточнице-бабульке и в наглую упер пару пирожков.

- Подземный Шим тебе мамаша, - шутливо отмахнулась от него старушка, - чего, опять побираешься, сердешный? Работу бы сыскал, что ли.

- Да сыскал уже, но чтобы дойти до работы, поесть не мешало бы, а то не доползу – помру с голоду, - Лис состроил невинно-жалостливое выражение лица, и лоточница растаяла:

- Да бери уж, чего там. Знаю, заработаешь – вернешь должок, не обидишь старую, - она улыбнулась в который раз и продолжила распихивать пирожки по карманам эльфа.

- И чего наговариваешь? Тоже мне, скажешь, старая – в самом соку, - Тайрен шутливо приобнял старушку стиснув за пояс.

- Иди уже, охальник, а то так и не доберёшься до работы, - лоточница подхихикнула и даже слегка смутилась. Да и как тут не смутиться, если она была ещё девчонкой сопливой, когда этот огневолосый эльф-красавец стал захаживать в таверну мимо её лотка с пирожками. По правде сказать, так многие местные торговки заглядывались на востроглазого юнца, а тем, кто помоложе да покрасивше, и не только посмотреть удалось: гуляка Тайрен был на славу – ни одной юбки не пропускал. Хотя отчего был-то? Он и сейчас не изменился вовсе.

- Ну, бывай, мамаша, - улыбнулся на прощание Лис старушке и направился через площадь к улице, ведущей к выходу из города на Большой тракт.

***

Солнце уже перевалило за полдень, когда эльф вышел из города на Большой тракт. Перекусив пирожками лоточницы на ходу, чтобы не терять времени, Тайрен почувствовал себя немного лучше, нежели когда приполз (во всех смыслах этого слова) с похмельем утром в таверну. Городской шум остался позади, и Лис бодренько вышагивал по дороге, направляясь в Клан людей в упомянутую Вербовщиком деревню.

«Эх, сейчас бы лошадку», - мечтательно вздохнул Тайрен и вслух саркастично добавил:
- Ага, себя не всегда прокормить в состоянии, так еще и лошадь заморить хочешь?

Дорога пылилась под ногами горе-путешественника, уводя его всё дальше от шумного города по равнине, похожей на степь. Северный лес синел вдалеке по правую руку от идущего в сторону Кланов.

Тайрен никогда не мог понять, почему этот лес называется Северным, если лежит как раз в противоположной от севера стороне относительно города. Оставалось только догадываться, что так прозвали этот лес жители кланов, а не «нейтралы» - тогда все сходилось, относительно территорий кланов лес был действительно на севере.

«А есть ведь совсем северный лес, прозванный Волчьим или Темным. Странное название Не, ну Волчий, оно понятно, а Тёмный? Это к чему и как? Не ходите, дети, в тёмный лес? Бу-га-га», - Лис мысленно посмеялся, хотя по большому счёту ему было совсем не смешно – о том лесе говорили всякое, и проверять правдоподобность слухов на собственной шкуре Тайрену как-то не хотелось. Ну, хотя бы не за бесплатно. Но одно эльф знал точно – никто ещё из того самого Темного леса не вернулся, и потому всяким слухам о нём верили безоговорочно.

Так размышляя о вещах отвлечённых, Тайрен незаметно для себя пересек неприметную границу с Кланом людей, не обратив особого внимания на прикордонный столб – ну стоит себе, пусть и стоит, дышать не мешает.

Солнце клонилось к вечеру, и Лис размышлял: успеет ли он добраться до означенной деревни до темноты или придется ночевать под открытым небом. Оно, конечно, не ново, но как-то неудобственно. Мысленно склонив чашу весов к тому, что совсем не хочется развлекать местную ночную живность, Тайрен прибавил шагу и поспешил к деревне, которая изрядно нуждалась в избавителе от «проклятого чернокнижника, замучившего всех честных поселян своей нежитью».

- Хех, а они сжигать мертвецов не пробовали? Нечего тогда некромансеру было бы из могил поднимать. Вот уж и вправду глупцы, сами себе напасть в землю зарывают, словно приглашают вот таких чернокнижих – приходите, «кушать подано». Нет, никогда я не пойму людей, - Лис говорил с собой вслух, чтобы хоть как-то развлечься и нарушить тишину одинокой дороги.

***

В деревню Тайрен вошел, когда солнце уже спряталось за горизонтом и землю окутали густые осенние сумерки. Отыскав среди пары маленьких улочек самый большой дом, Лис предположил, что это и есть жильё старейшины, а значит ему сюда. Подойдя к воротам, эльф крикнул:

- Есть кто дома? Убиватель нежити пожаловал. Или не надобен уже?

На крик дверь, а следом и калитка у ворот отворились, и перед Тайреном предстал в меру упитанный мужик средних лет с весьма окладистой бородой мышиного цвета.

- Как же, как же, ждем тебя, спаситель, совсем житья нет от ирода проклятущего. И чего ведь удумал гад – девок ворует и портит, и не подступись к нему, нежить натравит. А у меня дочка на выданье, это жеж не дай Боже попортит. Что делать-то потом? – запричитал старейшина.

- А что делают те, чьих уже попортил? А, отец? – эльфу уже стало весело и понятно, кто тут платит за «банкет», уж больно распереживался старейшина о своем дитятке.

«Хех, посмотреть бы на «ягодку», может, и без некромансера разберемся, что делать с ней?» - Лис мысленно подхихикнул, от души подсмеиваясь над наивным селянином. Не знает ведь, что не чернокнижников страшиться-то надо в таком деле тонком.

- Вот и я говорю, мил человек, спасать сердешных надо, двоих уже утащил в свое логово, ирод проклятый, - снова запричитал старейшина.

- Отец, не человек я, не видишь разве? Человеки на чернокнижников не охотятся – боязно им, - Тайрен уже смеялся вслух от души, - ну веди, показывай, где прячется гроза ваших девиц.

Услышав такое, старейшина переменился в лице и осенил себя охранным знаком, проворчал под нос, надеясь, что «спаситель» не услышит:

- Присылают тут всяких, поди хуже самого чернокнижника.

- Эй, отец, у меня слух-то хороший. Не нравлюсь, так я пойду – сами разбирайтесь с напастью, - в голосе эльфа прозвучала лёгкая угроза.

- Да я чего, против, что ли? Просто боязно, но, видать, ты хороший че.. мужи… парень, раз тебя прислали честным людям помочь, - старейшина заюлил в извинениях и, взяв масляный фонарь, пошел по улице, зовя за собой Тайрена в сторону выхода из деревни.

- На кладбище окопался ирод-то, за мной пожалуйте, милостивый государь, - похоже, что селянин не на шутку испугался «спасителя», но всё же семенил впереди, показывая дорогу и по возможности освещая её тусклым светом фонаря.

***

Деревенское кладбище ничем не отличалось от остальных людских мест погребения усопших, разве что было поменьше городских. Да оно и понятно – деревушка-то крохотная. Кое-где покосившиеся деревянные надгробные знаки указывали на развороченные могилы.

«Стало быть, тут он и промышляет. Хех, могил разрытых немного, значит и нежити у него маловато. Эх, не получится повеселиться от души, так, мелкая забава», - эльф размышлял над тем, что ему опять достался захудалый деревенский колдунишка, с которым сражаться-то ни чести, ни доблести, так – скука одна.

- Там он, в часовне прячется от глаз людских, - прошептал дрожавший, как осиновый лист, старейшина и попятился за спину Тайрена, очевидно боясь колдуна, даже незримого и не присутствующего сейчас.

- Ну, там, так там, - спокойно подвёл итог услышанному Лис и направился к часовне, отмечая про себя, что старейшина продолжает семенить за ним, прячась за спиной как за щитом – разве что в локти не вцепился руками.

«Не доверяет, всё своими глазами увидеть хочет. Ну-ну, полюбуешься, будет тебе представление», - Тайрен мысленно посмеялся над мужиком и, подойдя к часовне почти вплотную, крикнул:

- Эй, ты там, выходи, а то сожгу вместе с часовней – весело гореть будешь.
- Это кто там тявкает, жить надоело? – донеслось в ответ из часовни и, в открывшуюся дверь вышел средних лет мужик самой обычной внешности, одетый в черный балахон.
- Да ты смел, как я погляжу… смелости аж деревенских девок воровать. Отпусти их и проваливай, пока ты ещё цел, а я ещё добр, - в голосе эльфа не было и тени угрозы, разве что насмешка.

- А ты совсем страх потерял, как я погляжу, щенок. Убить! – полетел приказ, и ранее невидимые мертвецы начали подниматься у стен часовни и двигаться в сторону Тайрена.
- Не льсти мне, из щенка я уже лет пятьсот как вырос. Хех, какие же они у тебя медленные. Тебе никто не говорил, что мертвечина никогда не достигнет скорости живого? – Лис лениво вытянул руку вперёд, и дрожащий за его спиной старейшина охнул и начал отползать, испугавшись увиденного – с раскрытой ладони эльфа сорвался шар огня и полетел в сторону ближайшего мертвяка. Упырь вспыхнул, как сухая лучина, и осыпался пеплом в считанные секунды.

Пока старейшина охал и пятился в ближайшие кусты, а чернокнижник изумлённо хлопал глазами на то, как горят его «воины», казавшиеся непобедимыми, ибо сталь не убьёт и так мёртвое, – Тайрен не особо упорствуя, сжёг всю «убойную силу» горе-некромансера в количестве шестерых упырей.

- Ну что, колдун, тебя тоже на жаркое пустить? Хех, добрый я сегодня, ещё раз поймаю – точно поджарю, а сейчас – беги! Гав, - Лис рявкнул для устрашения и рассмеялся, глядя, как улепетывает чернокнижник. Убивать его Тайрену совсем не хотелось, не тот случай – заречётся теперь такие шутки шутить. В этом эльф был уверен, всё же немало он пожил и немало навидался таких недоучек – быстро пугаются и удирают, а потом ещё и становятся приличными гражданами, пытаясь не вспоминать о своём неудачном прошлом опыте мага.

Похищенные девицы обнаружились в той же часовне – дрожали с перепугу, забившись в угол и прижимаясь к друг дружке.

- Всё, девоньки, пора по домам, - произнёс Тайрен отыскав «пропажу» и вышел к старейшине.

- Ну что, отец, дело сделано. С тебя расчёт, ночлег и ужин.

- Всё будет в лучшем виде, - затрепыхался старейшина, возвращаясь к мысли о том, что «спаситель» куда страшнее колдуна.

***

Выспаться Тайрену так и не удалось. Нет, сначала всё шло как по маслу: старейшина рассчитался, накормил сытным ужином и спать уложил на сеновале. Только пока суть да дело – до положения «лежа» Лис дошёл уже почти к рассвету. И всё бы ничего, можно отсыпаться хоть до полудня, спешить-то некуда, но наёмника разбудил шум и крики, долетавшие сквозь чуткий сон.

- Ну что там стряслось, чего шуметь в такую рань, - недовольно ворчал эльф, цепляясь за остатки сна. Однако отчаянный женский крик заставил его подскочить, как ошпаренного.

- Шим, да что там ещё не слава Богу? – Тайрен был зол на весь белый свет за нарушенный сон и, выбравшись из сеновала, направился к источнику шума с намерением кого-то убить – не иначе.

Картина, представшая перед Лисом, мало напоминала привычные сельские пасторали – на пересечении двух улочек, месте, которое можно смело окрестить «главной деревенской площадью», народ столпился вокруг двух девушек. Тех самых девушек, спасённых от чернокнижника. Сердце Тайрена пропустило удар – нет, не утешали несчастных изнасилованных девиц односельчане, они их забрасывали камнями, несмотря на крики и мольбы.

Очередная попытка бросить камень была остановлена кулаком наемника, угодившим в голову кидавшему. Селянин рухнул как подкошенный – не так уж и лёгок оказался удар изящного эльфа, особенно с учётом того, что он был выше почти на голову любого из селян. Тайрен сбил с ног ещё кого-то попавшегося на пути и в мгновение ока оказался между толпой и девушками. В раскрытой ладони зловеще полыхнул огненный шар.

- Ещё один камень - и спалю нахрен всю деревню, - обычно весёлые широко распахнутые глаза эльфа сузились в полыхающие яростью щёлочки. Сейчас он вовсе не походил на того шутливого юнца, что неспешно жёг упырей на ночном кладбище. Сейчас Лис не развлекался, и старейшина, видевший его прежде совершенно другим, понял: вот он, настоящий Тайрен, а не тот беззаботный парень, каким показался изначально. Старейшине стало по-настоящему страшно.

- Уходи, ты сделал то, за чем приходил, а остальное тебя не касается, - через толпу прозвучал голос священника, тоже подоспевшего на шум.

- Хорошо, я уйду, но они уйдут вместе со мной, - Тайрен кивнул на избитых, окровавленных девушек, которые судорожно всхлипывали и жались друг к другу, с отчаянной надеждой глядя на неожиданного спасителя. Они готовы были идти хоть на край света – лишь бы их выпустили из деревни. Девушки знали: если останутся – их забьют камнями, как обесчещенных.

- Это не твоё дело, чужак, - произнёс священник.

- Ну уж нет, святоша, именно моё. Не для того я тащился в вашу деревню и спасал этих несчастных, чтобы потом их камнями забивали. Расступитесь и дайте пройти, иначе камня на камне не оставлю от вашего хутора, - огненный шар в руке Тайрена увеличился в размере. Стоящим в первых рядах стал слышен гул пламени, беснующегося в ладони пиромансера.

Здравый смысл и не менее здравый страх победили – толпа расступилась, пропуская Тайрена и ковыляющих за ним израненных девушек. Селяне поняли, что если не пропустят, то вчерашний «спаситель» станет убийцей и без колебаний проложит себе путь по их трупам.

***

К придорожному озеру Тайрен с беглянками вышли примерно к полудню. Посмотрев на еле держащихся на ногах девушек, эльф скомандовал привал и посоветовав им промыть раны и привести одежду в порядок, выложил походный кисет с нитками и иголками, а сам удалился в ближайший подлесок в надежде поймать какую-нибудь живность на обед.

Пользуясь отсутствием Лиса, девушки стянули с себя разорванную окровавленную одежду, кое-как смогли ополоснуться в озере и отстирать от крови и грязи жалкие лохмотья, в которые превратились их платья после заварушки в деревне.

Соорудив себе «покрывало» из камышей, селянки прижались друг к дружке и сидели в ожидании. Развешенная на ветвях ивы одежда просыхала под не очень-то ласковым осенним солнцем.

- Ну что, селянки, замерзли, небось? – весело поинтересовался Тайрен, вернувшись с охоты. Вполне удачной – за уши он держал пойманного зайца.
- Ничего, согреетесь сейчас, - эльф отложил добычу и спустя несколько минут, притащив из того же подлеска охапку хвороста, разжёг небольшой костер. Весёлый огонек соскользнул с пальцев парня и заплясал на хворосте и валежнике.

Костер давно уже горел вовсю а поджаривающийся на огне заяц распространял вокруг аппетитный аромат. Девушки немного приободрились и согрелись, но всё ещё продолжали прижиматься друг к дружке.

- Сильно досталось-то? Да не стесняйтесь вы, больно надо мне смотреть на ваши тела, помочь хочу – врачевать еще не разучился вроде как, - Тайрен подсел поближе к девушкам, и одна из них преодолев робость, все же решилась показать раны. В основном это были ушибы, но в некоторых местах была рассечена кожа, и лучше подлечить сразу во избежание заражения.

Тёплая золотистая струйка магии исцеления заструилась с пальцев Лиса, заживляя раны. Вслед за подругой по несчастью осмелела и вторая девушка - Тайрен подлечил и её. Пока занимались «памятками» односельчан, подоспел и заяц. Кушали в полной тишине: девушки боялись заговорить пусть и со спасителем, но всё же незнакомцем, а эльф просто не знал, о чём можно с ними разговаривать.

- Эм, у тебя такие длинные волосы… - робко проронила одна из селянок, обращаясь к Тайрену, после того как оделась в просушенную над костром и заштопанную одежду.
- Иии? – заинтересованно протянул эльф.
- У тебя не будет случайно гребня? - с покрасневшей девушкой не смогли бы соперничать даже помидоры.

Лис рассмеялся, пошарил по многочисленным карманам и, выудив гребень, протянул его девице, которая смутилась ещё больше, если это, конечно, возможно.

Покончив со сборами, небольшая компания отправилась дальше по дороге к Нейтральной: эльф шёл домой, девушки в неизвестность. Незаметно была пройдена граница, и прикордонный столб по-прежнему не удостоился внимания Лиса.

«Мда, и что мне теперь с ними делать-то? Ну не бросать же посреди дороги. А, по месту разберусь, главное – успеть до заката», - Тайрен бодренько вышагивал по пыльному тракту, девушки семенили за ним. Впереди виднелся город – чужой, большой, страшный.

***

Город окутали вечерние сумерки, когда Лис «сотоварищи» добрался до Главной площади. Узрев собирающую свой лоток знакомую пирожочницу, Тайрен без лишних раздумий направился к ней. Девицы последовали за эльфом, прячась от окружающих за его спиной. Им было страшно в этом большом незнакомом городе, где они знали одно единственное существо – и то не человека.

- Вечер добрый, мамаша, держи должок, - Тайрен поймал ладонь лоточницы и вложил в нее золотой.
- Подземный Шим тебе мамаша, - привычно отозвалась старушка, широко улыбаясь рыжему.

- Ой, да что это ты милок, чего так много-то? Я и сдачи не найду на золотой, - она округлила глаза в удивлении глядя на эльфа… за его спину…
- Ты же говорил, работу нашёл, а я вижу, что девиц всё-таки. И когда уже угомонишься, ненасытный, - старушка лукаво подмигнула Лису.

- Мамаш, так я же не себе, я тебе их привел. Приютишь на время, пока обживутся да работу найдут? Они помогать тебе будут, а сдачи мне не надо - мгновенно сориентировался Тайрен, решая для себя проблему под названием: куда девать теперь девиц.

- А чего так-то? Случилось чего? – спросила лоточница, внимательнее рассматривая перепуганных девушек и понимая, что это не обычные тайреновские вертихвостки.
- Они сами тебе расскажут. Да ты не волнуйся, они девушки порядочные, - от этих слов Лиса глаза обоих девушек округлились до размера небольших тарелок – вся деревня посчитала их «нечистыми», а этот незнакомец так легко говорил об их порядочности. Не понимали ещё наивные селянки, что по городским меркам они действительно порядочные.

- Ну, раз ты так говоришь, то ладно. Я одна живу, места хватит, а помощницы мне и самой нужны – чего им работу-то искать, коли есть она? Ну что, пойдём, сердешные? Я-то торговлю на сегодня свернула уже, - произнесла старушка и, получив одобрительный кивок от эльфа, девушки послушно пошли за ней.

Сбросив с себя ответственность за девиц и понимая, что передал их в хорошие руки, Тайрен вздохнул с облегчением и направился в таверну.

***

В таверне было по-вечернему многолюдно и шумно. Оглядев присутствующих и отыскав среди них Вербовщика, Тайрен направился к нему - поскорее рассчитаться и узнать, нет ли чего нового в плане работы, более дорогостоящего, нежели «пугание» деревенского чернокнижника.

- Ну, здоров будь, отец родной, держи свой процент. И знаешь, ты не отправляй меня к людишкам какое-то время, а то я зол на них, пришибу невзначай кого неповинного, - тихо проговорил Лис, выкладывая монеты перед оборотнем.

- Чего опять не срослось-то, а, лисья морда? Вроде расплатились с тобой, - Вербовщик вопросительно посмотрел на эльфа.

- Да знаешь, как-то болезненно я воспринимаю, когда спасенных мной пытаются убить те, кто и просил изначально спасти, - Тайрен сделал знак трактирщику и тот по выражению лица наёмника понял – чаем не отделается, тут чего покрепче надо.
- Эва оно как. Люди – странные создания, никогда не понимал их, - оборотень покачал головой и продолжил: - Трудно с тобой, Тайрен. Ты вот вроде бы и наёмник, но за любую работу не возьмёшься, а за кое-какие предложения и вовсе пришибить можешь. Ты в нашей профессии диковинка, благородный такой весь из себя наёмник. Вроде поговоришь с тобой – так ничем от других и не отличаешься. Ан нет, когда до дела доходит, то тут вся твоя эльфийская сущность и вылезает наружу. И ладно бы Темный, с ними проще, головорезы еще те, так нет, ты у нас Светлый со всеми своими высокими принципами и идеалами. И нипочем, что матом кроешь, – сущность, она всё равно сквозит.

- Тебе-то что до моих идеалов, если у тебя их нет? – Лис склонил голову набок, пристально всматриваясь в глаза Вербовщика.

- Да мне-то ничего, только вот работу подыскивать тебе сложно. Вроде толковый ты, да и силой с умениями не обижен, а таскаешься всё по деревням всякую мелочь погонять. Ты же честный, выкрасть чего не пойдёшь.

- К чему клонишь, не темни, - эльф залпом выпил налитый трактирщиком стакан вина и попросил повторить.

- Ну ладно, напрямик, так напрямик. Пойдешь к Сумеречным за артефактом одним? Пятьдесят тысяч только задаток, - оборотень впился взглядом в Тайрена.
- М-да, деньги хорошие для задатка, не спорю. А подвох в чём? Почему мне предлагаешь, а не другим? Сам же сказал, я не ворую, а охочих на такую работу да за такие деньги прорва, - Лис уже спокойнее отпил небольшой глоток вина.

- Эх, понимаешь, Лис, мне надо, чтобы эта работа была выполнена и срок не важен. Не всякий справится, хотя многие захотят. Но я-то знаю, чем это закончится – возьмут задаток и сгинут, не всем по мозгам да по силам такое. А ты сможешь. Но захочешь ли?

- Ну ладно, отец, давай-ка я подумаю до завтра. Неужели нет таких наемников, чтобы ты это мог поручить им? Не верится. Помнится, несколько лет назад кто-то знатно потырил амулет Темной Богини. Война потом не из-за этой ли безделушки разгорелась между Темными и гномами?

- Всё-то ты помнишь, всё-то ты знаешь. Давненько я не видел того наёмника. Он вообще странный. Приходит раз в несколько лет, берёт самую сумасшедшую работёнку, выполняет и снова исчезает. Я и знать-то его толком не знаю. А ты подумай, деньги хорошие поднимешь. Не все же тебе по мелочи мыкаться, - оборотень прикрыл глаза, отпивая свой чай, и больше не смотрел на Лиса. Да оно и незачем было – разговор окончен.

Тайрен допил вино и поковылял домой – отдыхать надо хоть иногда, и это эльф понимал лучше других.

@темы: Тайрен

Комментарии
2009-08-08 в 21:24 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
- Утро добрым не бывает, - проворчал Тайрен, пытаясь распутаться из плаща и одеял одновременно.

Конечно же, он выпил в таверне совсем немного. И пошёл домой. Нет, он действительно шёл домой и не собирался вовсе заворачивать в гости к Энь, местной куртизанке, любимице Лиса. Или он сам был её любимцем – кто знает? И вовсе не собирался просаживать все деньги на пирушку в «потешном» доме, угощая всех местных девиц, тиская их и горлопаня до утра срамные песни. И заваливаться в постель, не сняв плаща и сапог, не собирался. Всего этого Тайрен, конечно же, не хотел и не планировал. Но сделал.

- И вот я снова без гроша, карман мой пуст и я похмелен. Ну что за жизнь? – сокрушался эльф, однако сожаление его было неискренним – именно такой образ жизни и любил Тайрен.

- Ыыть, опять придется тащиться к Вербовщику. Шим! Эх, а может и правда согласиться на ту работу? Всё же большие деньги, быстро не просажу, хоть какое-то время поживу спокойно, - Лис уже практически настроил себя на то, чтобы дать оборотню согласие.

Борьба с одеялом и плащом закончилась в пользу эльфа, и он обессилено сполз на пол, освободившись из тряпочного плена.

Кое-как добравшись до кухни, Тайрен припал к носику чайника пересохшими губами и жадно начал глотать воду. Чая не было. Денег – тоже. Из чего следовало, что хошь-нехошь, а к Вербовщику тащиться придётся.

- Н-да, но сначала в таверну. Чайку хоть попить. А если повезёт, то старый пень и сам там будет и не придется идти к нему в контору.

Лису казалось, что разговаривать с самим собой вслух – это нормально. На похмелье ему вообще многое казалось нормальным.

Наскоро ополоснувшись и переодевшись, с ещё довольно помятой миной, Тайрен выполз из дому и направился в таверну, придерживая рукой больную голову. Наверное, ему казалось, что если не придерживать, то она отвалится.

***

Шествование Лиса по улице до таверны было весьма примечательным для сторонних наблюдателей: в дорогих шелковых одеждах, с непослушной свисающей до колен огненной гривой, одной рукой придерживая голову, второй состроив над глазами козырёк от солнца, «гордый светлый» эльф тащился на опохмел.

- Эй, Тайрен, никак вечер вчера удался? – весело крикнула уличная цветочница через всю площадь.

- Вечера у меня всегда удачные, а вот с утрами проблема, - криво ухмыльнулся Лис, вваливаясь в таверну.

- Чайку, или чего покрепче? – поинтересовался трактирщик, глядя на вошедшего. Хозяина таверны не покидало стойкое ощущение, что эту же картину он лицезрел совсем недавно.

- Смолы горячей, старый хрыч, - неслышно пробубнил себе под нос эльф, но трактирщик все же услышал:
- Можно и смолы, - незамедлительно вставил он.
- Да ладно тебе, чаю плесни… а может и покрепче чего, - Тайрен скривился, как от зубной боли, и плюхнулся на высокий табурет. Слишком тяжёлая на сегодня голова рухнула на стойку.

- Вот где тебя Шимы носят, лисья морда. А я всё жду, когда же ты проспишься. День-деньской уж давно, - оборотень присел рядом с Тайреном и кликнул трактирщика:
- Покорми его чем-нить горячим, чтобы очнулся побыстрее.

- А ты никак решил, что я на работу согласился? – вымученно произнес эльф, пытаясь поднять голову от стойки и посмотреть на Вербовщика.
- А то по тебе не видно. Или кочевряжиться будешь?
- Твоя взяла, но отправлюсь завтра, проспаться бы, - Лис припал к чашке чая, как к роднику с живой водой.

- Это тебе решать, держи задаток, да не просади весь за вечер, отоспись. Ну и записка вот, сам прочтёшь, когда зенки-то разлепишь. Срок не важен – важно исполнение, - оборотень положил перед Тайреном кошель с небольшим свитком и отправился восвояси.

- Жиииивем, - протянул Лис, пряча кошель.
- Эй, хозяин, похмели-ка меня, но только похмели а не напои, - окликнул он трактирщика.
«Ага, живём. Надолго ли с таким-то заданием?», - задался эльф вопросом, читая свиток.

После стаканчика лёгкого вина и горячего обеда в тайреновской голове посветлело, он взвесил кошель с задатком и решил, что отправиться в путь можно и сегодня. Более того, для путешествия можно и давно вожделенную лошадку приобрести. С такими мыслями Лис покинул таверну и отправился на рынок к лошадникам – больше ничего не надобно было для того, чтобы отправиться в путь. Как настоящий наёмник, Тайрен предпочитал выходить из дому всегда готовым сорваться с места в очередную авантюру.

***

Городской рынок шумел растревоженным ульем. Пестросмешение рыночного люда (в основном нелюда) рябило в глазах рассыпанной мозаичной смальтой. Лис зажмурился с непривычки – давненько он на рынок не захаживал. Немного попривыкнув к окружающему гаму, эльф направился в конные ряды. Рынок он знал хорошо, хоть и захаживал редко. И его на рынке тоже знали.

- Эй, Лис, ты никак не все деньги прокутил вчера? – полетело насмешливое из-за прилавка с полотном.

- Отвяжись, - отмахнулся Тайрен от торговки и пошел дальше, не обращая внимания на оклики. Его мысли гораздо больше занимала предстоящая работа.

«Это что же получается? Если я сопру посох их друида, то за мою жизнь никто и ломаного гроша не даст – весь клан сумеречных устроит на меня охоту, а охотники они каких поискать. Спрашивается, и зачем я согласился, не узнав, в чём работа состояла? Надо меньше пить. Или больше, чтобы упасть там, где пил и поутру пусть сами меня и лечат, а не тащиться с похмелюги Вербовщику в лапы. А теперь всё, поздно. Отказаться несолидно – не пацан какой. Эх, где наша не пропадала? Угу, именно у сумеречных и не пропадала».

Так в раздумьях незаметно для себя Тайрен дошёл до лошадников. Разбираться в лошадях – это у эльфов врожденное. За это их и не любят лошадники на рынках. И местные не отличались от остальных – едва завидели Лиса и тут же состроили кислые мины.

- Да ладно вам кукситься, не за рысаком породистым пришел. Мне попроще да повыносливей лошадку. Ну, и чтобы если сопрут – так не жалко, - миролюбиво произнёс Тайрен, глядя на скривившихся торговцев.

- Попроще, говоришь? Будет у меня для тебя лошадка, только молча бери да проваливай. Чтобы без твоих высказываний насчёт товара. А то знаем мы вас, и не за своё возмущаться будете, - вперед вышел коренастый торговец из людей. Хотя вполне мог сойти и за гнома-переростка.
- Не шуми, папаша, я и сам не шумный. Показывай свою конягу, - соглашаясь, кивнул Тайрен.

Лошадка Лису понравилась. Простенькая, неприметная, но весьма выносливая сельская лошадка – серая в яблоках. Торговались недолго и, сойдясь в цене, Тайрен расплатился заодно за сбрую, взял оседланную лошадку под уздцы и поторопился уйти с рынка. Ему хотелось покинуть город засветло, чтобы не ввязаться в очередную пьяную пирушку.

2009-08-08 в 21:25 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***

Из города удалось выехать только ближе к вечеру, поскольку помимо лошади пришлось ещё закупиться провиантом в дорогу. Но все же Тайрен не задержался в городе ни минуты, старательно избегая провокационных улыбочек местных прелестниц, которые мгновенно учуяли, что Лис сегодня при деньгах и липли к нему, словно мухи к тарелке с мёдом.

Поправ все законы верховой езды, эльф забрался в седло с ногами и уселся, скрестив их, поджав пятки под себя и уперев локти в разведенные в стороны колени. Удила были отстегнуты и выброшены, уздечка намотана на луку, а Тайрен сосредоточенно набивал трубку, проезжая по городским улицам, краем уха улавливая шепотки о том, что только эльфы и могут ТАК ездить на лошадях – ничем не контролируемая животинка послушно рысила по каменке города, повинуясь незримому управлению седока.

Солнце уже спряталось за горизонт, когда Лис выехал на Большой тракт и направился к границе с Кланом людей, первой границе в его долгом путешествии почти через весь Перекресток. Дух странствий, а вернее дух авантюризма был присущ Тайрену с ранних лет, но, наверное, первый раз он покидал дом с такими удобствами – на лошади и с провиантом. Хотя нет, впервые на лошади он покинул дом ещё в детстве, когда сбежал от отца, прихватив из родительского табуна лучшего рысака.

‘ - Эй, малыш, хорошая лошадка. Нам нравится, так что слезай. И ты нам нравишься, хорошего выкупа наверняка стоишь, раз одет в такие дорогие тряпки, - узловатая с обгрызенными ногтями ручища разбойника потянулась к юному Тайрену, стремясь стащить его с лошади.

Сжатый пятками рысак взвился в «свечу», тонко свистнула узкая полоска меча, вылетающего из ножен и, порез на руке грабителя стал быстро наполняться кровью.

- Ах, ты крысеныш, - взвизгнул раненый разбойник и потянулся за спину, вытаскивая дубинку.

Схватка была короткой и жёсткой. Но мальчик был один, грабителей много и ни единого шанса бежать – взяли в плотное кольцо. Чья-то мощная лапа сдернула Тайрена с лошади, и разбойники почти успели связать брыкающуюся добычу, когда над свалкой прозвучало:

- Оставьте мальчика, ублюдки.
- Да кто ты та… - фраза осталась незаконченной – на одного из грабителей обрушился огненный шар, и пламя охватило одежду, переползая на тело.

Разбойник закричал, его соратники бросились на нападающего… и маленький эльф увидел как незнакомец, так вовремя подоспевший на помощь, за несколько минут оставил от шайки несколько живых факелов. Тайрен был напуган, смятен и… восхищён. Сила огня в руках незнакомого мага совершенно очаровала юного эльфа. Как околдованный, он поднялся с земли и побежал за удаляющимся спасителем, которому не было никакого дела до спасённого – свою миссию он завершил.

- Эй, дядя, научи меня так… драться, - запыхавшийся Тайрен совершенно забыл про лошадь, послушно плетущуюся следом за ним и, догнав мага, схватил за рукав.
- Отвяжись, остроухий. Молоко на губах не обсохло еще для таких наук, - пренебрежительно бросил незнакомец, отцепляя тонкие пальцы от своей одежды.
- Дядя, научи, я же не отстану.’

Езда на лошади навеяла Тайрену воспоминания о знакомстве с Учителем. Рысака тогда пришлось продать, чтобы на что-то жить. Больше лошадей у Лиса не было.

‘ – Тайрениэль? Шим, язык сломать можно об такое имя. Будешь Лисом. Похож, - ворчал Учитель, поворачивая за подбородок лицо эльфенка: остроносая мордашка и впрямь походила на лисью, а шустрые хитрые глазенки и огненно-рыжие волосы только добавляли сходства.’

Закат давно сменился ночью и эльф, разлегшись на спине лошади, как на кушетке, беззаботно дремал, укачиваемый размеренным вышагиванием животинки по дороге.

***

Ночь прошла в относительном спокойствии – лошадь пару раз пугливо шарахалась от выскочившего на дорогу зайца, но на этом все треволнения и закончились. Тайрен был наёмником «на короткие расстояния» и поэтому частенько бывал именно в Клане людей, «обучая уму-разуму» очередную шайку грабителей, обосновавшуюся на Большом тракте. Местные разбойники слишком хорошо знали, чем закончится их встреча с рыжеволосым эльфом и не рискнули бы напасть даже на спящего «огненного демона». Казалось, они способны узнать Лиса даже по запаху, и в нём им мерещился запах собственной палёной «шкуры».

Рассветные лучи позолотили макушки деревьев, когда Тайрен остановился у небольшого ручья и дал лошади передышку, напоив её и покормив. Рассевшись на траве и завтракая любимыми пирожками, в немереном количестве закупленными у лоточницы, Лис вдруг услышал какой-то странный писк и насторожился. Не испуганно, просто с любопытством. Прислушавшись к повторившемуся звуку, эльф поднялся с места и направился к предполагаемому источнику этих самых писков.

То, что обнаружил Тайрен, пойдя на звук, заставило его нервно сглотнуть и распахнуть и без того по-детски большие глаза ещё шире – в силках на ветке дерева запуталось весьма странное существо. Нет, силки, конечно же, были развешаны на птицу каким-то охотником, только вот «пленник» оказался вовсе не птицей. И не зверьком.

- Ты что, вернее, ты кто? – продолжая изумлённо хлопать глазами, спросил Лис. Ему почему-то показалось, что ТАКОЕ существо должно обладать речью: в силках трепыхалось нечто напоминающее белку с крыльями нетопыря, и было это нечто ярко-лазурного цвета. И всё бы ничего, можно было бы принять это нечто за странную зверушку, если бы не почти «человеческое» лицо и глаза, в которых светился разум и слезы отчаянья, чего у зверей как раз и не наблюдалось.

- Я? Шим, - пропищало «существо».
- КТО??? – челюсть Тайрена поползла вниз, все стремительнее приближаясь к земле.
- Ну, вообще-то Шимрис, но все зовут просто Шим. Я – Ифи. Ты меня теперь убьешь? Люди ведь всегда убивают Ифи? – затараторило «существо» крохотной лапкой вытирая выступившие слёзы и продолжая бесполезные попытки освободить запутавшиеся в силках крылья.

Лис выдохнул с облегчением: «Шим» оказалось лишь именем, а значит – не всё так плохо. Он что-то слышал про Ифи, но никогда их не видел и понятия не имел, как выглядит этот загадочный прячущийся от всех народец. Да оно и понятно: с такими-то беличьими размерами только и прятаться – пришибут и не заметят.

- Не знаю, как люди, а я убивать тебя точно не стану, я ведь не человек, - хохотнул Тайрен и принялся осторожно распутывать силки, освобождая хрупкие лазоревые крылья.
- И что же здесь делал маленький Ифи? – поинтересовался эльф, освободив «пленника» и унося его в ладонях к месту стоянки – крыло было ранено и требовалось его подлечить, чем Лис и собирался заняться. Уж больно любопытно ему было посмотреть на настоящего Ифи, о которых слышал лишь в сказках.

- Вот и я говорю им, что маленький, всего-то пять тысяч лет с небольшим. А они заладили: «Иди, ищи себе подругу, пора и о потомстве подумать», - Шим оказался на редкость словоохотливым.
- СКОЛЬКО??? – челюсть Тайрена совершила повторное путешествие к земле.
- Глухой? Вроде не должен, - маленький Ифи ловко вскарабкался по одежде эльфа на плечо и с любопытством исследователя вертел в лапках тайреновское острое ухо. Весь его напускной страх как ветром сдуло, стоило только услышать, что убивать его никто не будет.
- Говорю же, пять тысяч с небольшим, маленький я ещё. Это вы, пришельцы, появились тут тысячу лет назад, а мы, Ифи, всегда тут были, - Шим отпустил ухо и уселся на плече поудобней.

Лис немного пришёл в себя от легкого шока и скосил взгляд на «существо» - маленький нахал вертел головой по сторонам и задумчиво накручивал на палец прядь волос. Тайреновских волос.
- Ладно, отложим вопросы на потом, а сейчас займёмся твоим крылом, - эльфа всё ещё изумляло услышанное, но он осторожно снял Ифи с плеча и, усевшись поудобней на траве, сосредоточился на исцелении раны.
Когда с крылом было закончено, маленький нахаленок соскользнул с коленей Лиса и, проследовав до импровизированного завтрака не спросив позволения, уселся и принялся сосредоточенно поглощать пирожок.

- Эм, а тебя ничего не смущает? – Тайрен уже начал смиряться с тем, что утро «удивительное».
- Меня? Неа, мне после пережитого кушать хочется. Я всегда есть хочу, когда волнуюсь. Эх, хорошо, что вы, пришельцы, всё-таки появились. С вами нормальная еда пришла, - по всей вероятности, Шима очень радовало именно это обстоятельство.

- А что же вы ели, пока нас не было? – Тайрен присел рядышком и тоже принялся за пирожок, «восемнадцатым» чувством понимая, что рискует остаться без завтрака, если не присоединится к «пиршеству» прямо сейчас.
- Да вообще ужас, ничего не ели. Так, питали свои тела стихиями. Благо потоков всегда в избытке, - Ифи принялся за третий пирожок (да кто же их считает?).

- Стихиями? И какими же? – эльф чувствовал себя маленьким ребёнком, который совершенно ничего не знает об этом мире.

- Ну, кто какими управляет, тот теми и питается. Моя стихия – воздух. Погоду там исправить-испортить, ветры, ураганы – это всё ко мне, - Шим вытер лапкой крошки у рта и, расправив крылья, нежился на осеннем, но тёплом солнышке.

- Ветры-ураганы? И ты не мог из силков освободиться? – Тайрен уже устал удивляться и просто пребывал в состоянии, близком к истерии, отчего голос срывался на высокие ноты.
- Ты совсем глупый или как? Это же не паутина, ветерком не сдуешь. Или мне на себя любимого ураган надо было двинуть, чтобы и костей потом не собрать? – в глазах и голосе Ифи сквозила ядовитая насмешка. И насмехался он именно над недальновидностью Лиса – это же надо, не понимать таких простых вещей.

- Иии… Ладно, проехали. Что дальше-то делать собираешься? – эльф проглотил оскорбление, наконец-то поняв, что действительно сказал глупость.
- Как что? Подругу искать. Только вот зачем она мне? Мне и одному хорошо, - искренне сокрушался Шим.
- Ну если тебе все равно, где её искать, то, может, пойдёшь со мной? – поинтересовался Лис. Ему было весьма любопытственно узнать об Ифи, да и о мире до «пришельцев».

- Могу и с тобой, если кормить будешь и в обиду не дашь, - хитрющая улыбка растянула губы Шима.
- Хех, буду, куда же я денусь? За всё надо платить, да? – весело спросил Тайрен, убирая остатки завтрака в сумку и вскакивая в седло с Ифи на плече.

2009-08-08 в 21:25 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***

Шим оказался на редкость словоохотливым и отвечал на все вопросы Лиса, беспрерывно тараторя и перемежая ответы собственными довольно странными комментариями. Отсеивая ненужные, с его точки зрения, рассуждения Ифи, Тайрен постепенно вырисовывал для себя картинку, о которой раньше понятия не имел, но отзвуки которой можно было отыскать в летописях начала создания Клана Светлых эльфов а также в пьяных тавернских байках.

«Итак, что мы имеем? Мы имеем Ифи, которые к нынешнему порядку вещей никакого отношения не имеют и вообще очень странные создания. Они с незапамятных времен здесь были, есть, и по всей вероятности будут есть, если у них не отобрать еду», - размышлял Лис, скармливая очередной пирожок весьма прожорливому Шиму.

«Ещё мы имеем некого пришельца, который появился примерно тысячу лет назад и установил тот порядок, который есть сейчас, и новое «живое» обличье мира – тоже его рук работа. Мда. А, по мнению Ифи мир и до него был живым, но нам, пришельцам, этого не понять. Наши легенды гласят, что пришелец был эльфом, сумеречным. А Шимы, тьфу, Ифи, даже людей от эльфов не отличают, не говоря уже про другие расы. Мы для них все одинаковые. Забавно… остаётся только до конца понять: сколько вымысла в наших сказаниях, а сколько правды. Но, похоже, правды не так уж и мало. А что если и легендарный лабиринт с троном Повелителя не вымысел?»

- Эй, Шим, а что ты знаешь про лабиринт и про трон Повелителя? – Тайрен решил не ходить окольными путями, а спросить напрямик. Не похоже было на то, чтобы Ифи вообще был способен держать язык за зубами… и был поражён, увидев, как пристально-изучающе сузились глаза Шима.

- А тебе зачем? Есть и лабиринт, есть и трон. Но есть и Повелитель. Большего я тебе не скажу, не с руки нам, Ифи, чтобы кто-то знал о том, где сердце этого мира и как до него добраться. Нынешний Правитель нас устраивает, а другой придёт – кто знает, что с миром сделать захочет. Это вам, пришельцам, всё равно. А нам – нет, - Шим стал необычайно серьёзен, и Лис догадался, что большего добиться будет невозможно. Какое-то невероятное упрямство просто повило в воздухе, давая эльфу понять, что сказано и так слишком много, вполне достаточно, чтобы Тайрен больше не сомневался в правдивости легенды.

Пересекать Клан оборотней днем было одним удовольствием, ночью – совсем другим. Редкие встречные, спешащие по своим делам, с нескрываемым любопытством рассматривали весьма привлекающую к себе внимание троицу. Богато и ярко одетый эльф с растрёпанной рыжей гривой, спадающей на круп лошади, забравшийся в седло с ногами и совершенно забывший о стременах и уздечке, лошадка, простенькая, ничем не приметная, совсем не «эльфийская». И довершало картину весьма странное крылатое белкообразное существо ярко-синего цвета, прочно оккупировавшее плечо вышеозначенного эльфа и сосредоточенно жующее пирожок.

Проезжие дивились, протирали глаза и снова любопытно всматривались в троицу. У них в голове не укладывалось, как благородный Светлый (это было слишком узнаваемо) может ТАК сидеть на лошади и, что более возмутительно (Владычица Всемогущая, Святые Небеса и Подземные Шимы – до чего докатились Светлые), – курить трубку. На ТАКОЙ не «эльфийской» лошади – простенькая сельская коняга никак не вязалась с общепринятыми представлениями об утончённых изысканных скакунах, на каких в основном и ездили БЛАГОРОДНЫЕ СВЕТЛЫЕ ЭЛЬФЫ, И уж совсем не вязалось со всем этим существо на плече наездника. Мало того, что оно было лазурного цвета, так ещё и являлось странной помесью белки и нетопыря. Перепончатые крылья были расправлены под мягкими, всё ещё тёплыми лучами осеннего солнца, пушистый хвост болтался из стороны в сторону, как у восторженного щенка… или раздражённого кота. Ушки с кисточками изредка подрагивали, когда существо в очередной раз откусывало пирожок. И всё бы ничего, если бы мордашка существа не была… вполне человеческим, вернее даже детским лицом, с той лишь разницей, что и оно было покрыто такой же ярко-синей мелкой бархатной шерсткой. Более того, ОНО разговаривало с эльфом, для привлечения внимания дёргая его за ухо, - и эльф ему отвечал. Подобная несуразица грозилась надолго остаться в кошмарных снах случайных проезжих, волею судеб оказавшихся на Большом тракте через Клан оборотней в этот злополучный для них день.
Эльф одаривал проезжих высокомерным взглядом, после чего тут же прыскал в кулак, подавляя приступы смеха, совсем не благородного, надо заметить, и уж точно не эльфийского.

2009-08-08 в 21:26 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***
Вечер подкрался незаметно – имеется такая вот нелепая привычка у этих самых вечеров. Но Проклятый лес со своими «сюрпризами» был пройден засветло, и Лис не очень-то переживал о ночевке. Вернее сказать, вообще не собирался останавливаться на ночлег. Мерно покачиваясь в седле, Тайрен дремал. Выдохшийся за день от болтовни и постоянного жевания Ифи давно уже видел десятый сон, предварительно внаглую забравшись к эльфу за пазуху.

За день совместного путешествия Лис уже свыкся с наглостью и беспардонностью бирюзового Шима, окончательно убедившись, что пресечь подобное поведение можно, лишь удавив вышеозначенного нахала собственным ремнем. Но поскольку Тайрен не причислял себя к истребителям редкостных (хм, зверьков?), то ему оставалось лишь смириться со своим спутником.

Тишину вечерних сумерек нарушил пронзительный свист, вслед за которым более тонко свистнула стрела, пролетев над головой Тайрена. Лис открыл глаза.
- Эй, осторожней вы там, шкуру попортите! – праведно возмутился выдернутый из сладкой полудремы эльф.
- Слезай с лошадки да кошель гони, может, и шкура цела останется, - произнес некто, выходя из придорожных кустов.
«Некто» оказался разбойником. Такой вывод Тайрен сделал не столько по внешнему виду молодчика, сколько исходя из требований оного. За говорившим потянулись и прочие. Лис оказался лицом к лицу с небольшой ватагой дорожных грабителей. Окинув беглым взглядом «любителей ножа и топора», эльф сделал для себя неутешительный вывод. Неутешительный в плане скуки – одеты грабители были кое-как, вооружение и вовсе представляло собой жалкое зрелище.
- Шпана, - Тайрен презрительно сплюнул под ноги лошади:
- Бросайте свои цацки, да к мамкам под юбки, там вам самое место. Молоко на губах не обсохло, тьху ты, тоже мне, грабители, - недовольство Лиса начинало выходить из рамок терпимого: перед ним была ватага «зеленых» юнцов, наверняка наслушавшихся романтичных бредней о жизни «дорожных промышленников».
- Чего шумишь, изверг? Спать не даешь, - из-за пазухи Тайрена, сонно потирая лапкой все еще закрытые глаза, выбрался Шим и привычно переместился на плечо. Открыв глаза и увидев разбойников, Ифи как-то истерично хихикнул и прочие возмущения оставил при себе.
Разбойники же достаточно быстро поняли, что «добыча» добровольно становиться таковой не хочет, и придется задействовать нечто более красноречивое, чем слова.
- Хватай его!
- Да ну? – Тайрен презрительно сощурился, и в вытянутой вперед ладони недвусмысленно заплясал огонь, свернувшись в смертоносный шар.
- К мамкам под юбки была команда! – эльф многозначительно взвесил огненный шар в ладони.
По мере округления глаз перепуганных «зеленых» разбойников на лице Лиса расползалась хищная ухмылка.
- Бу!
Ломающиеся кусты были лишним подтверждением тому, что команду Тайрена поняли правильно. Он хихикнул и погасил огонь в ладони.
- Чего притих, нахаленок, испугался, что ли? – эльф повернул голову к Ифи.
И распахнул глаза как можно шире, ибо увидеть такое точно не ожидал: Шим впал в состояние полного ступора или прострации, и без того большие круглые глаза стали еще круглей и больше и остекленели.
- Э-эй!!! Ты чего, правда, испугался?
Ифи встрепенулся, выпал из ступора и выпалил нечто такое, от чего с Лисом случился приступ внеочередного столбняка:
- Будь моей женой!

***
Так долго истерично и надрывно Тайрен не смеялся очень давно.

- Кем-кем? Женой? - смех эльфа давно уже разбудил всех птиц и зверей в округе. Если поблизости еще была другая шайка разбойников, то давно убралась восвояси: связываться с сумасшедшими – себе дороже.

Немного успокоившись, Тайрен решил уточнить:

- А зачем вам, Ифи, жены нужны? Может, я чего-то не так понял?
- Как это зачем? Затем, зачем и всем – для продолжения рода. Я тебя искал, и вот нашел.

Искренность Шима настолько поразила Лиса, что он почти свалился с лошади в очередном приступе хохота. Отдышавшись от повторной истерики, Тайрен решил все же просветить мелкое синее недоразумение насчет того, о чем, похоже, Ифи не догадывался (хоть это было очевидно).

- Эм, Шим, понимаешь, тут маленькая нестыковочка образовалась. Мало того, что не Ифи, так я еще и не женщина, если ты не заметил.
- Ну и что? – как ни в чем не бывало заявил Шим.
- Да так, ничего, совсем ничего, - Лис подавился новой порцией хохота и решил просветителем больше не работать.
- Бе-бе-бе, - совсем по-детски выказал обиду Ифи и, повернувшись спиной к эльфу, начал нервно барабанить хвостом по уху Тайрена.

Дальнейшее путешествие продолжалось в полном молчании с обеих сторон: Шим обижался, Тайрен устал хохотать и не хотел обидеть Ифи еще сильнее.

«Мда, малыш. Чему же вас там учат взрослые? Придется попозже объяснить, что двое мужчин не могут, хм, продолжить род. Или? Или я чего-то все же недопонял? Может, у них это иначе происходит? Но все равно надо объяснить этому недоразумению, что я ему в любом случае не подхожу».

Шим, по всей видимости, устал обижаться и, ворча себе под нос что-то из разряда «все равно не отстану», забрался вновь за пазуху Лису и вскоре сонно засопел. Тайрен подавил очередной смешок, устроился удобнее в седле и позволил себе погрузиться в полудрему.

***
Рассвет окрасил горизонт в розовый, когда Тайрен решил сделать привал, перекусить, дать отдых лошади и наконец-то позволить отдохнуть себе любимому. Пока Шим еще спал, возможность выспаться и самому представлялась Лису вполне нормальной.

Задав корм лошади и напоив ее водой из ближайшего ручья (а именно из-за него и было выбрано место привала), эльф расстелил попону, перекусил парой последних пирожков и осторожно улегся спать. Осторожно, потому что некто за пазухой не давал забыть об осторожности.

***
Проснулся Лис из-за возмущенных визгов Шима. Тот не нашел в сумке пирожков, да и прочей еды тоже, и по причине вечноголодности громко возмущался тем, что Тайрен о нем не заботится.

- А должен? – сонно уточнил эльф.
- Должен! – тоном, не терпящим возражений, заявил Ифи.
- Ну, раз должен… - Тайрен решил не спорить.

Он на скорую руку привел себя в порядок после сна и, оседлав отдохнувшую лошадку, направился в сторону Постоялого двора, который просто обязан был находиться поблизости, поскольку на территории Клана Вампиров он еще не попадался путникам. Когда Шим смог примоститься на облюбованном вчера плече, Лис заметить не успел. Зато успел уяснить, что синий нахаленок не потеряется.

До Постоялого двора ехали молча, из чего Тайрен сделал вывод, что Шим разговорчив только, когда сыт. У Лиса невольно закралась крамольная мыслишка морить Ифи голодом, когда захочется тишины. Но потом он вспомнил возмущенные крики Шима и решил, что такого морить голодом – себе дороже.

2009-08-08 в 21:26 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***
К полудню путешественники добрались до Постоялого двора, небольшой рынок при котором был исполнен обычного шума и гама базара в середине дня. Ко времени прибытия Шим уже успел перестать молчать. Он монотонно канючил «хочу есть» и временами принимался грызть острое ухо эльфа. Последнему это не нравилось, и он отмахивался от Ифи, как от назойливой мухи, пытаясь осознать: как за столь короткое время можно настолько привыкнуть друг к другу.

То ли все дело было в нахальстве и чрезмерной фамильярности маленького бирюзового Шима, то ли это белкообразное крылатое недоразумение умело располагать себе. Тайрен ощущал себя так, словно знал Ифи всю жизнь: эдакая назойливая, но вполне прикипевшая к душе муха. Эльф ловил себя на мысли, что ему невероятно уютно рядом с этим странным созданием.

- Шим, а, Шим, а чего это мне с тобой так хорошо? – не выдержав собственных домыслов спросил Тайрен.
- Ты уже согласен стать моей женой? – наивно скороговоркой осведомился Ифи, на мгновение перестав грызть ухо Лиса.
- Шим, шутка хороша раз. Второй раз уже не смешно, - но Тайрен все же прыснул в кулак от подобного ответа-вопроса.

Прибытие на рынок ознаменовалось оглушающей тишиной. Небольшая площадка, заполненная людом и нелюдом, мгновенно притихла, все как один посмотрели на Тайрена сотоварищи. Нет, эльфы, даже светлые, даже настолько вызывающе разодетые в пестрые шелка, были здесь не в диковинку. Рыночный люд во все глаза таращился на Ифи – такого они точно не видели ни разу. Тишина сменилась шепотками, незаметными тыканьями пальцем в странное создание, взгромоздившееся на плече эльфа. А потом начался настоящий бедлам: Шим заговорил.

- Тай-тай-тай!!! Смотри, какие пирожочки! А еще вон ту колбаску, и вон ту рыбку, и еще то, и то… - казалось, Ифи останавливаться не собирался и возжелал скупить все съестное, что имелось в торговых рядах небольшого рынка при Постоялом дворе.

Лис проглотил то, что его имя так бесцеремонно сократили, и молча скупал все, на что тыкал бирюзво-бархатным пальчиком Шим. Нет, эльф не собирался потакать капризам своего спутника, он просто понимал, что еще одного подобного заезда на рынок попросту не переживет. Поэтому Тайрен пытался закупить еды как можно больше, чтобы потребность в повторном походе за провиантом не повторилась. Опешившие торговцы готовы были чуть ли не задаром отдавать продукты, лишь бы поближе рассмотреть белкообразное крылатое создание, которое позволяет себе так нагло командовать эльфом.

Тайрен стойко выдержал пытку рынком, заткнул пирожком рот вконец обнаглевшему и разошедшемуся Ифи, вскочил на лошадь и поторопился удалиться восвояси, пока никто не осмелился пощупать существо, взгромоздившееся на его плече.

***
Шумный рынок остался далеко позади. Довольный Шим уплетал надцатый по счету пирожок, иногда отбирая из рук Лиса уже надкушенный. Тайрен только удивлялся тому, как в маленького Ифи, который сам размером в два-три пирожка, может помещаться столько еды.

- Шимрис, а ты не лопнешь? – эльф не сдержался и решил удовлетворить свое любопытство.
- А тебе жалко, да? – такой детский ответ обескуражил Тайрена, он молча пожал плечами и протянул вечноголодному Ифи еще один пирожок.
- Вот же вредный. Женой быть не хочешь, пирожков жалко. Лишь бы обидеть маленького Шима, - картинно запричитал нахаленок, но пирожок взял и снова принялся жевать.
- Да чего ты ко мне привязался с этой непонятной женитьбой? – Лис уже начал раздражаться, стоило лишь услышать очередное «будь моей женой».
- Почему? Ну, потому, что ты огонь, а я воздух. Ты без меня не можешь, - такой наглой ухмылки и ощущения собственного превосходства Тайрен еще не видел на мордашке Шима.
- Огонь? Я эльф. Да, я огнемаг, пиромансер, но причем тут это? – суть «брачного выбора» повергла Тайрена в легкий шок и пробудила любопытство.

- Как при чем? Когда огонь, начало женское, сливается с воздухом, мужским началом, они способны породить землю, то есть Земного Ифи – духа Земли. Допер? – Шим презрительно фыркнул, искренне удивляясь, как можно не знать таких простых и очевидных (для Ифи) вещей.

- Породить… женское… огонь… эй, ты чего этим хотел сказать? – постепенно смысл услышанного стал доходить до эльфа.
- Какой же ты непонятливый. Владеющий огненной стихией. Угрх, в нашем понимании – ты женщина! – Ифи сделал ударение на последнем слове.

Тайрен впервые в жизни свалился с лошади.

Довольный собой Шим завис в воздухе над поверженным в полнейшее смятение Лисом.

- В общем, мне плевать, кто я там в вашем понимании, но разговоры о женитьбе советую прекратить, или тебе придется искать другого спутника, поскольку я не выдержу и сойду с ума, - Тайрен немного пришел в себя и выпалил тираду на едином вдохе.

Отряхнув с одежды дорожную пыль, эльф вновь вскочил на лошадь и продолжил путь. Ифи как ни в чем не бывало умостился на плече и принялся за недоеденный пирожок. Над дорогой повисла тишина, нарушаемая только перестуком копыт лошадки.

***

К вечеру путники выехали к озеру и решили остановиться на ночлег, потому как провести еще одну ночь в пути – угробить лошадь. На том и порешили. Молча. Тайрен все еще отказывался разговаривать с Шимом, а тот понимающе подхихикивал над эльфом.

Когда сгустились сумерки, уже пылал костер и Лис готовил на огне свежепойманную дичь. Тратить запас еды, закупленной на рынке, он не хотел, учитывая прожорливость Ифи и нежелание опять попасть под пристальные взгляды торгашей и рыночных зевак. Аромат жаркого расползался от костра, щекотал ноздри, заставлял живот урчать. Как минимум, живот Шима.

- Эй, Тай, а разве не опасно вот так разводить костер? Разве здесь нет разбойников? – Ифи пытался попенять на легкомысленность эльфа.

- Здесь нет разбойников, это территория вампиров. Все, кто попытался стать разбойниками в этих местах, давно превратились в пищу для вампиров. Костер, хм, он кровососов не привлечет, вернее, просто не имеет значения для них. Уж если захотят, то прекрасно обойдутся и без костра, чтобы нас найти, - Тайрен отвечал спокойно, монотонно.

- А что ты будешь делать, если нас найдут? – в голосе Ифи послышались нотки странного беспокойства, которого он раньше не проявлял.

- Что делать? Да тут рецепт универсальный: драться. Других способов избежать участи превратиться в ужин кровососа нет, - эльф все так же спокойно продолжал отвечать Шиму, сидя на корточках у костра и следя за жарким.

- Драться? Огнем? – беспокойство обрело свое истинное лицо – заинтересованность.­
- Нет, проклятье, кочерыжкой. Конечно же, огнем, сталь не возьмет вампира, - обычно наблюдательный Тайрен не обратил внимания на то, как загорелись глазки Ифи.

Ужин прошел относительно спокойно. Лис обреченно смирился с возобновленной трескотней Ифи и, насытившись, завалился спать.

- Ты так и будешь спокойно дрыхнуть? А вампиры? – неожиданно возмутился Шим.
- Да пусть приходят, мне-то что, - сонно промямлил эльф и, укрывшись плащом, провалился в сон.

2009-08-08 в 21:27 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
- Ииииииии!!! – протяжно и визгливо раздался тонкий вопль над ночной поляной.

Тайрен мгновенно подскочил с подстилки. И довольно таки вовремя успел увернуться от щелкнувших клыков. Сон улетучился в долю секунды.

- Быстрый какой, надо же. Сегодня ужин с развлечением, - прошипел вампир, оборачиваясь к своему собрату. Ни с кем другим в эту ночь и в этом месте Лис не мог столкнуться. Ночь в Клане Вампиров показала вполне ожидаемые клыки.

Эльф растянул губы в кривой ухмылке понимая, что развлечение и впрямь предстоит не из скучных. Два кровососа против довольно таки молодого эльфа, опытного наемника и пиромансера. Если бы из арсенала Тайрена можно было вычесть хоть одну составляющую, то он стал бы вполне легкой добычей для Детей Ночи. Но скорость и ловкость эльфа, усиленные опытом сорвиголовы-наемника, приправленные боевой магией, делали исход битвы с вампирами непредсказуемым.

Едва заметно мелькнувшая тень напоролась на выхваченный из ножен клинок. Раненный вампир зашипел и засмеялся – рана, нанесенная мечом, затягивалась почти мгновенно.

- А ты шустрый. Люблю таких, - откровенно насмехался второй вампир. Он наверняка понимал, что как бы силен и быстр не был мечник, все равно шансов на спасение не было. Но побегать за такой добычей придется. В кроваво-красных глазах засветился азарт.

- Ага, я тоже люблю кровососов, хорошо прожаренных, - не остался в долгу Лис, молниеносно выстреливая огненным шаром из раскрытой ладони.

- Да ты еще забавнее, чем кажешься на первый взгляд, - повеселился вампир, уворачиваясь от сгустка пламени. Однако самоуверенности в голосе поубавилось. Боевые маги никогда не были легкой добычей, и магический огонь не в пример стали наносил вполне ощутимые раны, мог даже убить.

- Так позабавимся? – сумасшедше-весело выкрикнул Тайрен, принимая на клинок другую тень.

В считанные секунды на поляне все смешалось. Эльф завертелся волчком, парируя мечом ближние атаки одного вампира и, пытаясь наградить огненным «подарком» второго. Свистел клинок, взблескивая серебром в лунном свете, ревело пламя, щелкали клыки. Ночь перестала быть тихой. Сталь периодически достигала цели, заставляя болезненно шипеть вампиров – не опасные, но вполне неприятные раны. Особенно, когда их много. Огонь пару раз нашел свою цель, и поляна огласилась воем кровососов, сопровождая звук запахом горелой плоти. Клыки многократно впивались в непокорную жертву, от чего Тайрен грязно ругался площадной бранью, громко выражая свое несогласие с тем, что его прекрасная шелковая одежда превращается в лохмотья, пропитанные кровью.

Спустя небольшой промежуток времени от начала схватки, обе стороны изрядно потрепали друг друга, и стояли в напряжении, переводя дыхание, и собираясь с силами.

- А не пойти ли вам поискать более сговорчивую жертву? – проронил эльф, сплевывая кровь.

- А нам сказали, что ты как раз сговорчивый, - злобно процедил вампир, понимая, насколько жестоко его обманули. Обещанная жертва не торопилась становиться ужином, более того, сама собиралась сделать жаркое из желающих насытится ее кровушкой.

- Сказали? – удивленно протянул Тайрен, немного поразмыслил и, вспомнив искру заинтересованности в глазах кое-кого, завопил во весь голос:

- Шим! Паскуда!

- Ик, - послышалось откуда-то сверху.

- Легкая еда, да? – разозленный и израненный вампир рванулся в сторону обнаружившего себя Ифи явно с желанием отблагодарить за ночь, переставшую быть томной.

- Иииииии!!! – вторично разнеслось над поляной, маленький Шимрис засветился бирюзой, повернулся к нападающему и… дунул.

Опирающийся на меч Тайрен тихо охнул и рухнул как подкошенный. Вампир, оставшийся стоять на земле скрутился в три погибели, пытаясь не быть подхваченным маленьким ураганом, который создал Ифи, сдувая нападающего. Нападающий же вероятнее всего познал такую скорость полета, которая и не снилась ранее. Воздушный вихрь пронесся над поляной, обламывая и срывая верхушки деревьев, попавшихся на пути. В долю секунды все утихло и, оставшийся на земле вампир неуверенно стал вертеть головой по сторонам в поисках напарника.

- Разиель, ты где? – растерянно спросил кровосос у воцарившейся тишины, нервно всхлипнул и растворился в темноте, наверняка оценив отсутствие шансов противостоять такому «ветродую».

***

- Ну и зачем тебе было нужно натравливать на меня кровососов? – спросил эльф, искоса поглядывая на Ифи и бинтуя раны, оставленные «заботливыми» вампирами.

- Эм… понимаешь, когда ты сливаешься с огнем, это красиво, - неуверенно промямлил Шим, предпочитая держаться на безопасном расстоянии от Лиса.

- Ага, в угоду своим эстетическим вкусам ты готов скормить меня вампирам? И я не сливаюсь с огнем, я просто собираю потоки пламени в ладони, - зло прошипел Тайрен, затягивая туже повязку на плече. Вампиры постарались на славу – раны были глубокими и неприятными.

- Теперь еще и одежда испорчена, - уже откровенно сокрушался эльф, раздевшись до пояса и пытаясь отстирать в озере рубашку. Шим виновато молчал в кои веки, понимая, что может поплатиться за каждое неосторожное слово. Тайрен был действительно зол.

Рассвет застал молчаливых попутчиков в весьма нетривиальной ситуации – Шим усиленно делал вид, что его здесь нет, и боязливо поглядывал на Лиса, который с упорством барана пытался заштопать все еще влажную рубашку. Атмосфера была накаленной настолько, что воздух, казалось, потрескивал от напряжения.

***

Солнце подбиралось к зениту, а попутчики все еще молчали. Прикрыв кое-как приведенную в порядок рубашку плащом, Лис задумчиво восседал на лошади и усиленно делал вид, что злится. Ифи не решался взгромоздиться на ставшее привычным плечо и тихо планировал в воздухе над Тайреном.

- Проголодался, небось, гаденыш? – смилостивился эльф, примирительным жестом залезая в сумку и выуживая оттуда пирожок:
- Держи, эстет.

Шим не позволил себя долго упрашивать и, схватив предложенный пирожок, уселся на луку седла. Все же он помнил, что плечи Тайрена изрядно пострадали в ночной схватке.

- И не делай так больше. Путь у нас долгий и не самый безопасный, насмотришься еще на мои огненные шарики. Не усложняй мне и так непростое задание, - проронил эльф, прожевав кусок пирожка, которым и себя угостить не забыл.

- Не буду, - виновато проворчал Ифи.

Примирение состоялось, и маленькая лапка требовательно потянулась за вторым пирожком.

Время перевалило за полдень, когда искатели приключений на филейную часть выехали к развилке. Впереди лежал прямой путь в Клан Сумеречных Эльфов, и если не задерживаться в пути, то к вечеру можно будет выехать к границе клана. Провести еще одну ночь на территории вампиров Тайрену вовсе не хотелось, поэтому он решил ехать без остановок на привал и отдых. Шиму было безразлично, лошадь никто не спрашивал.

***

- А здорово ты его сдул все-таки, даже не ожидал, что ты такой сильный, - Лис пригрелся на солнышке и улыбался.

- Ну… просто я испугался, - ответил Шим, оценивающим взглядом окидывая плечи эльфа, словно примериваясь переместиться с луки седла на более привычное место. Но что-то подсказывало Лису, что вовсе не испуг это был. С перепуга бьют со всей силы, а Тайрену показалось сдерживание. Не со всей силы дунул маленький Ифи на вампира. Далеко не со всей. Скорее сдул как пушинку, развлекаясь.

«Лукавишь ты Шимрис, ох лукавишь. Сдается мне, друг сердешный, что если бы ты дунул со всей силы с перепуга, то озеро переместилось бы за много верст и пролилось дождем на землю. Что же ты такое на самом деле, маленький Ифи?»

Вопрос не был задан вслух, и ответа не могло последовать. Тайрену оставалось лишь самому присматриваться и пытаться понять, какого попутчика он заполучил.

- Сильный, говоришь? Так может, ты все-таки станешь моей женой? Ну что тебе стоит? – запел старую песню Шим.

- Слабо себе представляю, как такое вообще возможно. Похоже, ты из ума выжил, - равнодушно произнес эльф. Навязчивая идея Ифи уже не веселила. Просто приелась.

- А я тебе расскажу как. Ну, чего тебе стоит? Это же всего лишь на одну ночь, - не унимаясь, скулил «женишок».

- Что это за женитьба такая, на одну ночь? – по-прежнему равнодушно поинтересовался Лис.

- Как с тобой сложно, - вздохнул, искренне сокрушаясь Шим,
- Я просто называю это привычными для тебя словами. Просто наша, как ты выразился, женитьба, это не совсем то, что ты себе представляешь, вернее, совсем не то.

- Совсем не то? – откровенно заинтересовался Тайрен.

- Совсем-совсем. Мы не сливаемся телами, так как это делаете вы, - уже обиженно произнес Ифи.

- И если я соглашусь, то ты от меня отвяжешься потом насчет женитьбы? – эльф, казалось, уже готов был рискнуть, лишь бы больше не слышать предложение «руки и сердца» от белкоподобного «ухажера» карманных размеров.

- Отвяжусь, мне больше и не надо будет, - глазки Шима загорелись совсем по-детски ожиданием чего-то праздничного.

- Ну, смотри, ты обещал. Не сдержишь обещание – пришибу, как пить дать. Согласен я, самому любопытно стало, - проявил наконец-то сговорчивость и интерес Тайрен.

Радостный визг Ифи, казалось, достиг самой Нейтральной, Лису пришлось закрыть уши руками, чтобы не оглохнуть.

2009-08-08 в 21:27 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***

Приграничного ущелья достигли к вечеру. Тайрен торопился покинуть негостеприимные пределы вампиров, но вступить во владения сумеречников вовсе не спешил. Стараниями Шима в виде ночной схватки с кровососами, эльф получил достаточно ранений, чтобы полусознательно покачиваться в седле, всецело полагаясь на разумность лошади. Невооруженным взглядом было видно – Лису нужен отдых. Тем более, что впереди его ожидал вовсе не радушный прием. Требовалось собраться с силами.

- Здесь отсидимся, пока не приду в себя, - сухо констатировал Тайрен, сползая с седла на траву.
- Разве мы не торопимся? – решил проявить любопытство Ифи.
- Твоими стараниями нам придется задержаться, - раздраженно проронил Лис.
- А я чего? Я ничего, - прикинулся непонимающим Шим.
- Конечно ничего, только вампиров натравил на меня. Какая трогательная забота, - сарказма в голосе эльфу было не занимать. Поездка на лошади растрясла свежие раны, и они нещадно ныли, не давая забыть о себе ни на мгновенье.

***
На зализывание ран ушло трое суток. Днем было спокойно, ибо оба приграничных клана предпочитали ночной образ жизни. По ночам тоже особого беспокойства не было – и сумеречники и вампиры благоразумно избегали стычек на границе. Лис постепенно приходил в себя от потасовки с кровососами, исцеляя раны средствами народно-природной медицины, сиречь знахарством. Шим благоразумно пробовал помалкивать, но выходило это из рук вон плохо, поэтому он пытался тараторить на нейтральные темы, старательно обходя острые углы эльфийского шипения на некоторые вопросы. А на шипение Тайрен не скупился, капризно разыгрывая роль жертвы и «невесты-недотроги».

- Завтра на рассвете выступаем. Попробуем за день пробраться поближе к главному храму и жилью жрецов. Святые небеса, я стал вором, - искренне сокрушался эльф.
- Хи-хи-хи, - в ответ ему мерзко хихикнул Ифи.
- Чего хихикаешь? Спать ложись, - рявкнул Тайрен на осмелевшего Шима и, завернувшись в плащ, попробовал уснуть.
- Тай, а Тай, а может, мы сейчас пройдем обряд? А то вдруг тебя убьют? Да и полнолуние как раз наступило.
Эльф вскинулся на подстилке и сел. Намеки на сон улетучились без остатка.
- Однако, какое трогательное беспокойство, - процедил сквозь зубы Лис, понимая, что выспаться ему сегодня не дадут.
- Нет, ну я, правда, беспокоюсь. Пройдя обряд я стану сильнее, и смогу тебе помочь, да и обязанность больше тяготить не будет, - Ифи стал неожиданно серьезным, от чего у Тайрена пробрал озноб. Такого Шима он не мог представить. За время знакомства он привык к беззаботному веселому созданию, которое ни о чем не думает, кроме наполнения бездонного желудка пирожками.
- С чего это ты вдруг? – только и нашел, что сказать эльф.
- До следующего полнолуния долго, - задумчиво проронил Шим, и Лис вдруг осознал, что перед ним совсем незнакомое существо, не то, с которым он провел в путешествии последние несколько дней.
- Соглашайся, - ярко-бирюзовые глаза Ифи наполнились мольбой.
- Что я должен делать? – спросил Тайрен, осознавая, что должен произойти нечто по-настоящему важное. Намного важнее, чем, если бы они решили стать просто супружеской парой.
- Ничего особенного, просто иди к ручью и создай для меня свой огонь. Да, и разденься, одежда может пострадать, - Шим проронил это настолько отстраненно, что остальные вопросы Лис проглотил и счел, что лучше промолчать.
***
Вода в ручье серебрилась волшебными бликами лунного сияния, придавая еще большую нереальность происходящему. Оставив одежду на месте ночлега, Тайрен стоял на берегу обнаженный, и уже собрался создать огненный шар, когда услышал:

- Подожди, я не готов, я сейчас… - едва слышно прошептал Шим, зависая в воздухе и сворачиваясь в клубок. «Клубок» засветился ярко-синим светом.

Лис был достаточно взрослым даже для эльфа. И прожил много лет по меркам любой из рас. Являясь магом и наемником, он много чего видел. Видел много разной магии и перевоплощений, видел, как меняют облик оборотни и колдуны. Видел достаточно невероятного, чтобы больше ничему не удивляться. По крайней мере, так казалось самому эльфу. Но он застыл в изумлении, открыв рот наблюдая за происходящим: бирюзовый свет сменился аквамариновым и вырастающий в размерах шар начал раскрываться подобно цветочном венчику, постепенно приобретая очертания… человека? Эльфа?

Расправив огромные крылья то ли бабочки, то ли нетопыря, создание зависло в воздухе перед Лисом. Ростом оно примерно могло сравниться с самим эльфом, но в тайреновском понимании не имело никаких признаков, по которым можно было бы определить, мужчина оно или женщина. Аквамариновая кожа создания создавала впечатление бархатистости даже без прикосновения, плавные линии изгибов тела заставили бы сдохнуть от зависти самую утонченную эльфийскую танцовщицу. Мягкие черты лица были настолько утонченны, что даже воплощение аристократичности – Светлейшая Владычица – почувствовала бы себя грубой человеческой крестьянкой рядом с этим. Шимрис был настолько прекрасен в новом облике, что Тайрен оцепенел и забыл о том, где он и зачем он, забыл, кто он сам.

- Тайрен, огонь, - волшебная музыка голоса Ифи коснулась ушей эльфа, и, не выходя из оцепенения, Лис непроизвольно вытянул руки вперед, рождая в раскрытых ладонях самый большой шар огня, на который был способен.
Окутанные мягким голубым сиянием ладони коснулись оранжевого шара, смешивая стихийные потоки огня и воздуха. Тайрену показалось, что он ослеп. Он видел только бездонные темно-синие глаза Шима, опушенные невозможно-длинными ресницами. Стихии сплетались и буйствовали, казалось, вытягивая последние силы из эльфа, погружая его в состояние медитативного экстаза, равноценного сладострастной эйфории. На мгновение Тайрену показалось, что он перестал существовать. И погрузился во тьму.

***

- Очнулся? Долго же ты, совсем слабый, - привычный маленький белкообразный Ифи восседал на груди эльфа и с любопытством пытался приподнять веки эльфа.
- Где я? – непонимающе спросил Лис.
- Ты еще спроси кто ты, смешнее будет, - съязвил Шим и внезапно шикнул на и так сбитого с толку Тайрена:
- Шшшш, не шуми, разбудишь!
- Кого? – эльф даже подскочил от неожиданности. События прошедшей ночи начали хаотично всплывать в сознании Лиса. Глаза распахнулись настолько широко, насколько было возможно – на изгибе локтя Ифи уютно примостилось нечто еще более мелкое, чем сам Шимрис, но определенно являющееся уменьшенной копией. Зеленое.
- Это? – эльф растерял слова, смутно догадываясь, кем именно было «это».
- Ага, это наша «дочь», и ты обязан дать ей имя, прежде чем она уйдет в свою стихию до совершеннолетия, - ехидно ответил Шим.
- Дочь? Стихию? Имя? – эльф мямлил про себя, пытаясь все же до конца осознать то, что произошло ночью.
- Ага, - не оставил вопросы без ответа Ифи, продолжая мерзко подхихикивать,
- Ты у нас теперь мамочка.
- Мамочка, говоришь? Ладно, тогда пусть будет Тайшим, - сказал, как выплюнул эльф.
- Тайшим? И ты и я? Огонь и воздух порождают землю. Да будет так! – крохотная Ифи растаяла изумрудными искрами, исчезая.
- Э?
- Ей пора, она и так долго ждала, пока ты очнешься, - усмехнувшись, сказал Шим, усаживаясь на лечо Лису:
- Ну что, завтра на рассвете идем учиться быть ворами? – беззаботно подытожил Ифи.
Тайрен только теперь заметил, что солнце давно перевалило за полдень.

2009-08-08 в 21:28 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
Настал рассвет для новоявленных воров, и Тайрен сладко потянувшись, собрал свои пожитки, упаковал их в сумку, которую приторочил к седлу.
- Ну что, Шимрис, пойдем грабить сумеречного верховного жреца?
Маленький Ифи даже подпрыгнул от того, что Лис назвал его полным именем.
- Пойдем, куда уж тебя деть. Даже не спрашиваю, зачем тебе это надо, но раз обещался помочь, то помогу. Вот только чем расплачиваться будешь, женушка? – не удержался от колкости Шим.
- Иди ты, помощничек выискался, мелочь хвостатая, - шутливо отмахнулся эльф, хотя отлично понимал, что загадочный Ифи силен невероятно - чего стоило одно сдувание вампира. Бедняга наверняка не подозревал, что может летать с такой скоростью.

***

Натянув капюшон плаща поглубже и слегка демонстрируя ауру пироманта, Лис вполне мог сойти за Сумеречника, ибо их племя использовало магию огня намного чаще, чем Светлые собратья. Именно этим и воспользовался Тайрен, спокойно проходя мимо скрытых постов, заблаговременно оставив лошадь и все лишнее в укромном месте у границы.

До святилища удалось добраться незамеченным и, соответственно, без приключений.
- Ба, да нам везет… пока что, - прошептал Лис Шиму,
- Надеюсь, удача не покинет нас. Ну… я вроде как рыжий и все такое, говорят, что рыжим везет.
- Твоя удача – это я, - незамедлительно съязвил Ифи.
- К Подземным Шимам такую удачу, - процедил сквозь зубы эльф.
- Ты чем-то недоволен? – наершился бирюзовый попутчик, щекоча хвостом грудь Лиса, поскольку «путешествовал» за пазухой оного.
- Нет-нет, я всем доволен и почти что счастлив, - сарказма в голосе было столько, что дураку понятно, как доволен Тайрен.

Если бы Лис мог стать тенью, он бы стал. В святилище было темно и мрачно. Здесь «проживал» не самый добрый Бог, и жертвы приносились кровавые - это несложно определялось по запаху от алтаря. Посох лежал на жертвеннике, ожидая нового ритуала и крови. Самого жреца в пределах видимости не наблюдалось.

«Я рыжий, мне везет. Я рыжий, мне везет…», - читал про себя как молитву Тайрен, осторожно прикасаясь к посоху и забирая его с жертвенника.

- Ты кто такой? Верни немедля посох! – раздалось за спиной незадачливого вора.
- Мама!
«Не везет!», - Лис не стал тратить времени на объясненья или драку. Изо всех сил он побежал к пока еще распахнутой двери святилища. Выскочив из мрака на свежий воздух, пиромансер-неудачник рванул к ближайшей, манящей солнечным светом поляне, спасаясь от начинающейся погони. Пока он пробирался в сердце Клана, то смог наметить путь отхода по самым освещенным местам. Нет, это Сумеречных не остановит, но хоть слегка затормозит. На это и рассчитывал Лис.

- Держи вора! – раздалось многоголосо за спиной, и эльф стократно пожалел, что все же согласился на это предприятие. Гордость Светлого не позволяла воровать и убегать. Но именно это сейчас и делал Тайрен, заткнув остатки гордости за пояс, и давая стрекача, как пугливый заяц.

Шум за спиной «приятно» нарастал, и Лису начало казаться, что за ним погналось полклана. И был в своих предположениях недалек от правды. Новость о том, что похищен посох верховного жреца разлетелась мгновенно по лесной столице. Желающих вырвать руки-ноги вору набралось основательное количество. Учитывая, что Сумеречники – воинственный клан, за Тайреном гнались отнюдь не ремесленники и домохозяйки, а мечники и стрелки. Об этом наемник быстро догадался по свистящим стрелам.

- Настырные какие, - ругался Тайрен, петляя между деревьев, которые служили пусть и ненадежным, но все-таки щитом от стрел.
- Весело тебе живется, - хихикал за пазухой Ифи, но носа оттуда не показывал.

Погоня длилась часа два, когда уставший от быстрого бега эльф свалился на колени на краю большой поляны. Одна из стрел таки задела по касательной плечо, и оно нещадно ныло и кровоточило, заливая красным шелковые одежды Лиса.

- Да чтоб вас! – обозлился Тайрен, поднимаясь с колен, и с разворота запуская клубок огня в преследователей. Бежать он больше не мог, оставалось только драться и продать свою жизнь как моно дороже, прихватив побольше Сумеречников с собой. О том, что может победить – Лис даже не мечтал. Даже если поможет Ифи – это было безнадежно. На другой стороне поляны выстроилось несколько сотен врагов, вооруженных до зубов, да и зубами тоже. Такого вора-святотатца готовы были разорвать на куски даже голыми руками.

- Сдавайся! – крикнул жрец, выступив вперед остальных. Лишние жертвы не нужны Клану, поэтому под магический огонь лезть Сумеречники не торопились.
- Ага, уже сдаюсь, - язвительно ответил Тайрен, запуская очередной огненный шар. И тут же отпрянул в изумлении:
- Твоих Подземных Шимов! Это что такое?!

А удивляться было чему – посреди поляны, прямо под летящий огонь, из портала явился кто-то, но кто – Лис разглядеть не успел, поскольку незнакомца мгновенно окружил столб огня. И насколько Тайрен мог доверять своим чувствам и знаниям – это была совсем не стихийная магия, это было что-то совершенно другое. Пламя, но неизвестное.

- Святые небеса, а это кто? – эльф перепугался не на шутку. Мощь, ощущающаяся в пламенеющем пришельце, не могла не испугать.

- Страшно! Он ужасен! – не смотря на собственные слова, Шим вылез из-за пазухи Лиса и во все глаза смотрел на факел, достигающий неба. Огонь разгорался сильнее, от жара трава поляны выгорела мгновенно и листья на ближайших деревьях стали жухнуть и сворачиваться в трубочки.

- Кто это? – спросил эльф, надеясь, что Ифи знает.
- Не важно. Тебе с ним не справиться. Но и твоим преследователям – тоже. Слышишь, Тай, ты беги, здесь опасно, очень опасно. Может, еще свидимся, но ты беги, не жди меня, - Шим говорил как-то обреченно, голос дрожал, в нем чувствовался ужас, который испытывал Ифи, глядя на незнакомца. Тайрен впервые поверил в то, что мелкому вредителю действительно страшно.

- Беги же! – крикнул Шим, засветившись уже знакомым бирюзовым светом смены ипостаси. Лису не потребовалось повторного приглашения, он шкурой почуял, что если Ифи решился на смену облика, то все серьезней некуда. И он побежал. Так быстро, как только мог, учитывая усталость и ранение. Оглядываясь на происходящее и пугаясь еще больше. Бояться было чего.

- Уходи! Тебе нет места в этом мире, уходи! – зазвенел голос Ифи над поляной. Лазурные крылья трепетали за спиной, прикрывая отход Тайрена. Незнакомец не двинулся с места, лишь перестал вертеть головой по сторонам.

- Киргае зарат эзт шим! – выкрикнул Ифи и… Лис почувствовал, как содрогнулся мир от этих слов. Он оглянулся и едва не повредился разумом от изумления и ощущения невиданной силы, которая сгрудилась на поляне: из ниоткуда, из воздуха, земли, из самой сущности мира на зов Ифи явились такие же крылатые создания, отличавшиеся лишь цветом. Их было двенадцать, включая самого Шимриса. Воздух настолько накалился от зависшего в нем напряжения, что Тайрен понял – нужно убираться отсюда. И чем быстрее, тем лучше.

- Киргае зарат эзит Саразмананеташтиель! Румиганэ! – разнеслось эхо голосов над поляной, после чего всех накрыл сияющий слепящий купол и все исчезли: и Шимы, и незнакомец в огненном столпе. Ударная волна от заклинания, как догадался Тайрен, отбросила его шагов на двести, и как остались кости целыми после приземленья – Лис мог лишь удивляться. Зато он понял, что его спасла удаленность от происходящего. Сумеречники, гнавшиеся за ним, пострадали намного сильнее, поскольку оказались рядом. Они были отброшены чуть ли не на полверсты и смяты. Увидеть это Тайрену позволяло лишь острое зрение, поскольку его и преследователей разделяло теперь серьезное расстояние. Лес вокруг поляны сильно пострадал, превратившись в обломки, словно после урагана. Воспользовавшись неожиданным преимуществом, эльф поспешил в ущелье, в котором была спрятана лошадь.

2009-08-08 в 21:29 

Хрупкая и уязвимая помесь тарана и торнадо.
***

- Как много я не знаю о мире, в котором живу вот уже более семисот лет. Хех, да я же здесь родился, в отличие от большинства своих собратьев. Зато теперь я точно знаю, как выглядят Шимы. Хоть и не совсем понял, кто они такие. Ха-ха-ха, - смех Тайрена звучал истерично, его трясло, и необходимость выговориться вслух хоть как-то успокаивала, хотя слушателем была лишь лошадь.

Шок проходил под действием вина, к фляге с которым Лис припал незамедлительно, как только взгромоздился на лошадь и пустился в путь. Эльф торопился покинуть земли Сумеречных, тем более что, не смотря на происшествие – посох был с ним. А значит, задание выполнено и осталось лишь довезти заказ до вербовщика. О ране Лис решил позаботиться позже, на привале. А пока заглушал хмелем боль и несся по дороге на полной скорости, которую могла позволить лошадь.

- Ну, я тебе устрою, старый хрыч, - вдохновенно ругался Тайрен, успокаивая себя кроме вина еще и взваливанием вины на чужие плечи.

Спустя часа два бега, Лис решил сбавить темп и позволить лошади передохнуть, плетясь неспешно по дороге, но, не останавливаясь совсем. Погони за спиной не ощущалось. Видать, Сумеречникам досталось крепко и сразу поспешить за вором они не смогли. Да и пешие за конным не поспеют. У Тайрена была возможность оторваться и дальше продолжать путь без особой гонки. Но и расслабляться не стоило. Торопясь не спеша, Лис к вечеру выехал к границе Клана Оборотней, оставив за спиной территорию вампиров, с которой начал бегство с приграничного ущелья.

***

Погоня так и не настигла Тайрена, или же не начиналась вовсе. Кто знает, каких потерь стоило Сумеречным происшествие на поляне. Возможно, им просто стало не до посоха. А может просто не смогли догнать – все же на лошади по тракту у Лиса было большое преимущество, особенно с учетом изначального отрыва от преследователей.

Возвращение домой, на Нейтральную проходило спокойно. Эльф даже смог позволить себе остановиться на ночлег и перевязать рану. Хотя тревожился он совсем не об этой царапине. Все мысли Тайрена занимал Шим, который так его и не догнал после того, как обеспечил бегство. Кем был огненный незнакомец, Лис даже не догадывался, но его мощь действительно пугала, и уж если она пугала Ифи, то это значило многое. Еще причиной беспокойства послужило то, что в дороге случилось землетрясение. Вроде небольшое, но эльфу показалось, что тряхнуло весь мирок и что хоть где-то, но аукнулось это разрушениями. И в этом всем необъяснимо чувствовалось участие Шимриса.

***

Нейтральная привычно встретила наемника шумом городских улиц. Не тратя понапрасну времени, Тайрен отправился к вербовщику, отчитаться о выполненном задании и получить награду. В разговоры Лис вступать не стал, молча положив посох на стол. Старый оборотень глянул в глаза эльфа и понял, что лучше промолчать и ни о чем не спрашивать. Он так же молча отсчитал монеты и лишь вслед неслышно прошептал:

- Что же ты увидел, Тайрен?

Но Лис этого уже не слышал, по старой привычке направляясь на площадь – поприветствовать лоточницу и зайти в таверну. Домой ему не хотелось, не смотря на усталость и рану. Хотелось напиться и забыться.

***

- Здоров была, мамаша, я вернулся, - кисло усмехнулся Тайрен, в кошеле позвякивали тяжелым золотом монеты, но на душе было паскудно – тот, кто успел стать другом, так и не догнал его.
- Подземный Шим тебе мамаша, - привычно отмахнулась лоточница, про себя радуясь тому, что Лис вернулся целым и… живым. Уж больно потрепанный был у него вид, плечо перебинтовано, а в глазах настолько черная тоска, что впору в петлю.
- Не видела ты Шимов, мамаша, - в голосе эльфа была такая горечь, что старухе стало искренне жаль невезучего наемника.
- Эх, где же ты, поганец? Слышь, Шимрис, тут самые вкусные пирожки во всем Перекрестке, - тихо добавил Лис.
Вдруг воздух над головой эльфа покачнулся и узнаваемо щелкнул порталом.
- Звал? Соскучился, что ли? – бирюзовый Ифи расплылся в задиристой улыбке.
- Ох, что это, Подземный Шим? – торговка охнула и села.
- Воздушный, - счастливо ухмыльнулся Лис, взяв пирожок с лотка и запихивая его в Шима.

(конец)

2009-08-22 в 02:14 

Nikta Locked
Летательный драгоценный камень
Дошла до четвёртой строки рассказа снизу. Разревелась. От счастья, однако.

По-началу эльф предстаёт передо мной в образе безумного авантюриста аля Джека Воробья. Обычный, заезженный всеми авторами казалось бы образ, если бы не пара "но":
1. Это эльф.
2. Это Светлый эльф.

Такими вот незатейливыми кунтюжками, вроде позы езды на лошадях, мата, курения и прочего, автор просто напросто разломал все стереотипы об эльфах... Об эльфе.
Однако, те качества, что действительно важны для Светлого эльфа - сохранены. К примеру, ответственность.
А когда он проявил заботу к маленькому Ифи после инцидента с вампирами - я думала, что с ума сойду от... Хм, умиления? Не знаю. Просто понравились эти строки.

Мне вообще все строки понравились... Я за не такое большое количество времени очень привыкла к персонажам. Очередная заслуга автора. И как у них родилась дочь...
Мне не довелось даже вникнуть в это с первого раза - не то, что представить.
А как я долго и мучительно хохотала в порыве истерики после предложения руки и сердца Шимриса... Это надо было видеть.

И эти фразочки... Ты сам их придумывал? (ничего, что я на "ты"?) Думаю, что сам, хотя могу и ошибаться... Благодаря ним (вернее, благодаря всему в совокупности с фразами) - я словно действительно попала туда, к ним, к эльфам. И все те сказки про эльфов, что я читала ранее и фильмы, что я смотрела... Кажется, что там нет и четверти того, как это было на самом деле, потому что на самом деле оно именно вот так, как сказано в данной сказке. А всё остальное - это лишь произведения, которым удалось максимально приблизиться к вышеизложенному. Может, я просто недостаточно знакома с подобного вида жанром?.. Не знаю. Для меня всё именно так, как я описала.

Люблю, когда в рассказах\книгах\сказках\фильмах максимально переданы характеры главных лиц. Сколько раз об этом думаю - всё время прихожу к выводу, что передача характера героев - один из секретов интересности рассказа. Какое слово интересное получилось - "интересности".

Всё-таки, не вышло достойного сказки комментария. Возможно, причина тому - то, что все мои наброски мыслей по этой сказке остались в Ворде на другом компьютере, а сейчас я пишу мало того, что с чужого компа, так ещё и в состоянии эйфории от прочитанного. Пишу сейчас из-за того, что не удержалась от того, чтобы не написать комментарий. Нда... формирование мной предложений оставляет желать мне лучшего... Очень надеюсь, что путём отсеивания ненужного в моих словах - у тебя таки выйдет разобрать мою писанину. Я ещё от сказки не отошла!

И всё же, мне дико повезло, что я встретила тебя. Очень люблю сказки. И уже не зная, что делать от безысходности и постоянного перечитывания Андерсена или Братьев Гримм, я нашла твои сказки! Совершенно не похожие ни на какие другие. И, смею заметить, в тысячу раз интереснее и красивее.


Ага, и теперь я знаю, как выглядят Ифи!

   

Сказки Перекрёстка

главная